ФЭНДОМ


Ярость Света
Ярость Света (англ. Light's Wrath) — артефакт жреца специализации «Послушание» в игре World of Warcraft: Legion.

Прежде чем Ярость Света попала в твои руки, ею пытались овладеть многие добродетельные воины и истово верующие жрецы. Но никому не удалось.

Пусть же их неудача станет уроком и предупреждением для остальных. Чтобы подчинить себе грозную силу этого посоха, одних благородных намерений мало. Внимание должно быть острым, как лезвие клинка, а воля — твёрдой, как сталь. Стоит только внутренней дисциплине пошатнуться, и вас постигнет та же участь, что и остальных.

История Править

Когда-то фанатичный Алый орден решил создать посох, наделённый непревзойдённым святым могуществом — оружие, способное по своему праведному неистовству сравниться с легендарным Испепелителем.

Испепеитель унаследовал свою силу от тёмного артефакта, очищенного Светом. То же самое Алый орден хотел проделать и со своим посохом.

Чтобы найти подходящую реликвию, они отправили своих лучших рыцарей в Чумные земли, истерзанные войной. Те немногие, кому удалось вернуться, принесли странный камень, излучавший тьму. Как утверждают некоторые источники, он был часть буздыхана, которым владел один из первых рыцарей смерти в этом мире. Другие намекают, что этот камень огранил лич Кел'Тузад собственными призрачными руками.

Где истина, доподлинное неизвестно, однако именно этот чёрный камень Алый орден использовал при создании посоха, названного Яростью Света.

Десять высокоучёных жрецов Алого ордена собрались в Дольном Очаге, чтобы создать Ярость Света. Неделями они оттачивали ритуал, который должен был очистить наполненный тьмой камень и привязать его к посоху.

Они и не подозревали, что в их ряды затесался демон.

Натрезим по имени Бальназар проник в орден и притворился их лидером, Сайданом Датроханом. Когда демону стали известны планы о создании Ярости Света, он начал опасаться, что подобное оружие сможет сорвать с него маску и лишить контроля над Алым орденом.

Бальназар прервал очищающий ритуал, и жрецы не смогли сдержать рузрушительную силу камня. Над местом ритуала пронёсся шквал священной энергии, и всех десятерых жрецов настигла мгновенная смерть. Однако Ярость Света осталась невредимой. Взрыв очистил камень и привязал его к посоху.

Изучив артефакт, Бальназар обнаружил, что Ярость Света вибрирует от наполняющей её нестабильной энергии. Обуздать её и использовать безопасно для себя было практически невозможно. Демон не стал уничтожать оружие, позволив Алому ордену оставить его у себя. Он предвидел, что вскоре посох станет причиной хаоса и кровопролития, и это было ему на руку.

Письмо великого инквизитора Изиллиена, адресованное верховному генералу Аббендис из алого ордена.

«Я получил твоё последнее письмо и понимаю о твоём беспокойстве. Но сила Ярости Света превосходит наши самые смелые ожидания. И недавняя битва у Длани Тира тому доказательство.
Плеть превосходила нас по численности в двадцать раз. Все закончилось бы для нас весьма плачевно, если бы не Ярость Света. Ослепительный Свет посоха прошёлся по армии Плети, как коса по пшенице, и уничтожил их всех.
Да, Ярость Света убила и того, кто направлял её силу, а также многих воинов, оказавшихся поблизости. И да, оставшиеся в живых рыцари были оглушены и теперь не могут даже самостоятельно одеваться и есть.
Но учитывая огромное численное превосходство врагов, полагаю, что это вполне приемлемые потери.»

Из собрания записей Кирин-Тора в Даларане: «В поисках Ярости Света».

«В Чумных землях был зафиксирован очередной взрыв священной энергии. Уже пятый за последний год. Последняя катастрофа во многом схожа с предыдущими. Всему виной Ярость Света.
Мне удалось узнать, что Алый орден совершил набег на одну деревушку, чтобы найти и уничтожить нежить из Плети. Они пользовались силой Ярости Света, чтобы „очистить“ живых сельчан, полагая, что те заражены чумой нежити.
Так продолжалось пока жрец, орудующий посохом, не потерял контроль над его силой. Теперь посреди деревни зияет тлеющий кратер, до краёв наполненный трупами.
Как и всякий раз до этого, к моему прибытию оружие уже исчезло. Вероятно, его забрал очередной глупец рыцарь.
Зря я вызвался на это задание.»
— Израен из Кирин-Тора
Жрица с Яростью Света
Из всех членов Алого ордена, когда-либо державших в руках Ярость Света, больше всего шансов на успех было у инквизитора Халбина. По самодисциплине и способности к концентрации ему не было равных.

Халбин пользовался силой посоха, чтобы пытать узников-Отрёкшихся в монастыре Алого ордена. Он опалял пленников священным огнём, добывая сведения, которые орден затем использовал в войне против нежити. Чем больше времени Халбин проводил за своим занятием, тем больше ненавидел Отрёкшихся. Он больше не утруждал себя сбором полезной информации. Он просто хотел слушать, как они кричат.

Однажды ночью во время очередной исступлённой пытки гнев затмил разум Халбина. Контроль над Яростью Света ослаб — всего лишь на мгновенье. Но этого оказалось достаточно — злой рок настиг инквизитора.

Пыточную камеру сотряс взрыв, и Халбина охватил священный огонь. Говорят, он умрал медленно: его полные агонии вопли ещё долго эхом отдавались в стенах монастыря.

Доподлинно неизвестно, когда Ярость Света ускользнула от Алого ордена. Посох попал к жрице по имени Джакхар. Эта женщина-тролль была членом Экспедиции Орды — могучего войска, шедшего в Нордскол на войну против Плети.

На борту дирижабля по пути на фронт Джакхар училась обращаться с Яростью Света. Она мечтала покарать Плеть с помощью этого оружия, заставить ненавистную нежить заплатить за все жизни, что они погубили.

Над Нордсколом дирижабль угодил в сильную бурю и рухнул в ледяную тундру. Хотя обошлось без жертв, радоваться этому не было времени, ведь участники похода оказались в самом сердце владений Плети.

Интенсивные тренировки Джакхар полностью себя оправдали: она умело орудовала Яростью Света, истребляя прислужников Плети. Она направляла воинов Орды, прорвавшихся сквозь строй врага, и они добрались до безопасного места.

В Нордсколе Джакхар стала настоящим проклятием для Плети. С помощью Ярости Света она очищала земли, где хозяйничала нежить, и всюду оставляла след священного огня. Своими деяниями жрица заслужила почёт среди военачальников Орды, однако она не нуждалась в их похвалах.

Сколько бы нежити она не уничтожила, ей всегда было мало. И Джакхар продолжала свою священную войну. Полностью захваченная своей целью, она не могла думать ни о чём другом, не замечая, что часто подвергает бессмысленному риску своих соратников из Орды.

Всё больше и больше живых мертвецов встречало свой конец, но близился час расплаты. С каждым днём мысли о воздаянии всё сильнее затуманивали разум жрицы... и вот её железная хватка, сдерживающая силу посоха, начала слабеть.

Из собрания записей Кирин-Тора в Даларане: «В поисках Ярости Света».

«Ещё один взрыв. На этот раз в Нордсколе.
Посох оказался у некой жрицы Орды, судя по всему, очень сведущей во всём, что касается Света. Примечательно, что до взрыва она какое-то время использовала это оружие против Плети.
Джакхар вела небольшой отряд Орды в тыл войск Плети. Она обрушила силу посоха на нежить, но потом потеряла контроль над Яростью Света. Из артефакта извергся поток священной магии, который причинил увечья ордынским солдатам и навсегда лишил зрения Джакхар. Они едва смогли уйти оттуда живыми.
Это суровое испытание подействовало на жрицу отрезвляюще. Она поклялась, что впредь на этой войне будет использовать свои силы только для исцеления, а не разрушения.
Что касается посоха, то Джакхар потеряла его в суматохе, когда вместе с воинами пыталась покинуть территорию Плети. Если удача ещё не окончательно от меня отвернулась, оружие будет там, на пустошах, где они его оставили.
Хорошо, что я прихватил с собой тёплую одежду.»
— Израен из Кирин-Тора

После того как Джакхар потеряла Ярость Света в Нордсколе, посох возвратился в Восточные королевства. Он часто менял владельцев. Благородные жрецы и паладины с его помощью лечили больных и защищали невинных, но никому из владельцев не удавалось долго удерживать под контролем его силу.

В своё время о местонахождении посоха стало известно таинственным Тёмным всадникам. Эти рыцари в капюшонах появились из башни Каражана и бродили в поисках артефактов и реликвий великой силы.

Тёмный всадник Ариден был первым, кто осмелился коснуться Ярости Света... первым и последним. Стоило его проклятой руке коснуться посоха, как наружу мощной волной вырвалась священная энергия. И так чиста была эта магия, что она обратила тёмных всадников в бегство. В страхе скрылись они в своей проклятой башне.

Это один из немногих артефактов, от которых всадники отказались добровольно. Возможно, даже единственный.

Из собрания записей Кирин-Тора в Даларане: «В поисках Ярости Света».

«Хвала Свету, наконец-то посох у меня в руках.
Мне удалось вычислить местонахождение Ярости Света. Посох у сектантов Сумеречного Молота. Они нашли его и собрались обратить вспять ритуал очищения, проведённый над ним много лет назад. Тем самым сектанты превратили бы Ярость Света в полную противоположность — оружие чистейшей тьмы.
Я ворвался в лагерь сектантов Сумеречного Молота как раз перед завершением ритуала. Мне не составило труда сломить их оборону. Обычно хвастовство не в моих привычках, но всё-таки, завершив это безумное задание, я чувствую себя вправе и похвалиться немножко.
Вскоре ожидайте меня в Даларане с этим несчастным посохом.»
— Израен из Кирин-Тора

Письмо без подписи и без названия из архивов Кирин-Тора:

«С великой печалью сообщаю, что Израена не стало.
Готовя Ярость Света к транспортировке в Даларан, он случайно активировал силу посоха. Похоже, что заклинание, которым он хотел заключить посох в защитное поле, вызвало взрыв священной энергии.
Вы наверняка потрясены не меньше меня. Израен всегда был очень внимателен и осторожен. Он знал о посохе больше, чем кто-либо другой. Возможно, именно из-за этого он расслабился и допустил оплошность.
Чтобы не повторить его ошибки, мы приняли все меры предосторожности. Семь магов запечатали Ярость Света ослабляющими рунами. Вскоре мы прибудем в Даларан, чтобы разместить посох в хранилище Нексуса».
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.