ФЭНДОМ


Скипетр Саргераса
Скипетр Саргераса (англ. Scythe of Elune) — артефакт чернокнижника специализации «Разрушение» в игре World of Warcraft: Legion.

Этот жезл не предназначался для смертных рук. Он был выкован по приказу Саргераса после его поражения в Войне древних для того, чтобы однажды подчинить себе Азерот раз и навсегда. Этот скипетр разрывает ткань реальности, уничтожая барьеры меж мирами, разрушая всё, что стоит на пути к цели.

И если повезёт, он не разрушит ничего лишнего.

История Править

Во время Войны древних королева ночных эльфов Азшара и её высокорожденные-колдуны попытались открыть для Саргераса портал в Азерот. Задача была сложнейшая. Прежде никому ещё не удавалось создать врата меж мирами, сквозь которые прошёл бы титан. Много недель высокорожденные трудились без отдыха, создавая и сплетая чары, чтобы сделать портал в Источнике Вечности — источнике силы ночных эльфов.

Но когда Саргерас уже был готов шагнуть в Азерот, вмешались силы сопротивления ночных эльфов. Мятежники прервали заклинания и уничтожили Источник Вечности. Саргерас был выброшен назад в Круговерть Пустоты, вновь потеряв шанс захватить Азерот. Тёмный титан поклялся отомстить.

Он решил сам сокрушить все преграды, отделяющие его от цели.

После поражения в Источнике Вечности Саргерас немедленно придумал другой способ добраться до Азерота. Он понимал, что на статичный портал надежды нет — чтобы пропустить через себя титана, такому порталу потребовался бы колоссальный объём энергии. После разрушения Источника Вечности столько энергии в Азероте было взять негде. К тому же длительная работа, которую пришлось проделать высокорожденным, выдала намерения Саргераса, и силы сопротивления успели ему помешать. Нет, чтобы преодолеть оборону Азерота, Саргерас должен был вторгнуться в этот мир внезапно.

Поэтому он приказал эредарам создать инструмент, который открывал бы разломы между мирами лишь на короткое время — достаточное, чтобы провести сквозь них часть его души. Пусть так он не мог проникнуть в Азерот во всём своём грозном великолепии, зато мог создать свою аватару, которая поведёт в бой его войска или будет выполнять более хитроумные замыслы.

Кроме того, такой инструмент ослабил бы целостность физической вселенной, угрожая разрушить её, но это Саргерас посчитал лишь возможным приятным побочным эффектом.

Тысячелетия назад Саргерас приказал самым талантливым эредарским колдунам сделать для него космический таран. Они исполнили его приказ.

Сначала они провели тёмные ритуалы, чтобы собрать бесчисленное множество порталов в одном жезле. Затем спроецировали усиленный артефакт во все уголки Великой запредельной Тьмы, вплетая его в ткань реальности как нить, за которую можно дёрнуть и распустить швы физической вселенной. Для этого колоссального деяния сто чернокнижников принесли в жертву сто демонов, выбрав их из тех войск, что участвовали в неудавшемся походе на Азерот.

Так был создан драгоценный Скипетр Саргераса. Так возник злой рок Азерота.

Многие слышали о сияющем самоцвете, венчающем Скипетр Саргераса. Есть мнение, что он символизирует злой глаз Саргераса, что лишь мельком успел узреть Азерот, прежде чем тёмный титан был ввергнут обратно в Круговерть Пустоты. Но эта версия далека от истины.

Вскоре после Войны древних Саргерасу было видение: Источник Вечности вновь обрушился внутрь себя, но на этот раз он увлёк Саргераса к самому ядру Азерота. Саргерас был там лишь краткий миг, но он увидел спящую душу Азерота. И душа вдруг открыла один глаз и посмотрела прямо на тёмного титана. Саргерас был очарован.

С тех пор око души Азерота всегда было в его мыслях. Он повелел эредарам, которые делали для него скипетр, украсить навершие изображением этого удивлённого глаза. По обе стороны от него эредары поместили крылья натрезима — для олицетворения того, какой видит душу Азерота Саргерас: осквернённой, демонической, а самое главное — принадлежащей ему одному.

Скипетр Саргераса представлял собой чудо тайной магиии и чар Скверны. Воистину это был инструмент, достойный титана. Он мог рассекать связующую материю физической вселенной, открывая порталы в любые миры, и сквозь них могла пройти лишь часть души тёмного титана. Но эта беда была невелика. Саргерасу лишь пришлось стать более изобретательным в своих замыслах. Он ждал.

И наконец, спустя тысячелетия, возможность ему представилась. Хранительница Эгвин стала смой могучей чародейкой в Азероте. Даже Совет Тирисфаля не мог найти на неё управление. Её гордыня сделала её идеальной мишенью для Саргераса. Он не мог проникнуть в Азерот в своём самом грозном обличье, но мог попробовать сделать мятежную хранительницу инструментом своих махинаций.

Из дневника Хранительницы Тирисфаля Эгвин:

«Едва мы покончили с приспешниками Легиона, как небеса почернели. Во рту у меня пересохло, волосы на загривке встали дыбом, отвечая на стимулы, непостижимые моим смертным органам чувств. Это было похоже на приближение чудовищной бури. Грозовые тучи готовились низвергнуть на нас молнии. Но воздух при этом оставался недвижен, как кости великого Галакронда. Надвигалось нечто страшное, и мы ничего не могли сделать — лишь ждать.
Никогда не забуду этот звук. Зловещий глухой треск — словно череп великана проламывался под ударом гигантской палицы. Только ещё громче... и он длился так долго. Он пронзал меня, как стрела в грудь — хотя я знала, что прорыв произошёл довольно далеко. Края мира задрожали и на секунду я испугалась, что сейчас всё рухнет. Мир выстоял.
Но так в него вошла аватара Саргераса.»
Бой Эгвин с аватарой Саргераса

Бой между Эгвин и аватарой Саргераса в Нордсколе

На ледяных равнинах Нордскола Саргерас вступил в битву с Хранительницей Эгвин. Портал, через который он прорвался в Азерот, закрылся у него за спиной, и он начал теснить свою противницу. Его автара была лишь бледной тенью истинного облика тёмного титана, но это не имело значения. Он знал: даже если он не одержит победу над Эгвин, он всё равно сможет использовать её в своих целях. Ему нужно было лишь ослабить её оборону, пробить маленькую брешь, чтобы частица его духа проникла внутрь. Так же, как он внедрился в Азерот с помощью скипетра, он собирался внедриться в душу Эгвин и сделать её послушным орудием Легиона.

В последствии Эгвин будет вспоминать эту битву как самую тяжёлую в своей жизни, но в итоге она уничтожила аватару Сергераса лавиной тайной магии. Стоя над поверженным противником, она не могла проверить, что всё же одержала победу.

И даже не догадывалась, что на самом деле проиграла.

Из дневника Эгвин, Хранительницы Тирисфаля:

«Я одержала верх над аватарой Великого Врага, Саргераса, но не могу радоваться победе. У меня в груди пустота, непрерывная боль от какой-то невидимой раны. Возможно, это просто усталость после боя.
Я должна уничтожить останки павшего титана. Хоть его аватара и была бледным подобием его истинного облика, всё равно по размерам она сопоставима с Галакрондом. Нельзя, чтобы эти кости валялись тут рядом с останками древнего протодракона. Кто знает, какую порчу они скрывают в себе. Даже после смерти аватара источает злобу... всё ещё сжимает в руке скипетр, словно намеревается нами править.
Скипетр... Он никому не должен попасть в руки. С его помощью Саргерас проник в Азерот, разорвав ткань вселенной, отчего наш мир чуть не рухнул. И глаз этот тащиться на меня, будто насмехаясь... Я позабочусь о том, чтобы он никогда больше не увидел дневного света.»

После того, как Эгвин победила аватару Саргераса, она заключила его останки в руины Сурамара вместе со всеми артефактами. В морских глубинах под защитой печатей высокорожденных Скипетр Саргераса пролежал много веков, ничуть не растеряв своей силы.

Саргерас пытался вернуть его, воздействуя на Эгвин, но это оказалось сложнее, чем он предполагал. Он мог влиять на Хранительницу во многом, но так и не сумел заставить её извлечь Скипетр из подводной могилы. Что-то её останавливало — некий первобытный инстинкт, который был сильнее Саргераса. Она знала, что артефакт опасен и может уничтожить мир, и потому не сдавалась даже под властью тёмного титана.

Саргерас понял, что тут придётся действовать тоньше. В конце концов он сумел распространить своё влияние на ещё не рожденного сына Эгвин, Медива, пока тот был ещё в утробе. Титан надеялся, что если не мать, то сын поможет ему вернуть драгоценный скипетр.

Если бы он в этом преуспел, Дренор мог бы избежать гибели.

Помимо тёмного титана немногие владели Скипетром Сергераса. Одним из его хозяев был орк-чернокнижник Нер'зул.

После поражения Орды во Второй войне Нер'зул хотел поднять боевой дух своих соратников. Для этого он решил открыть порталы в новые миры, которые можно завоевать. Чтобы выполнить эту задачу, он отправил своих слуг добыть из гробницы Саргераса различные артефакты, с помощью которых тёмный титан проник в Азерот. Среди этих артефактов был и скипетр.

Однако Нер'зул не был Саргерасом — он не мог просто повелеть скипетру открыть порталы. Ему необходимо было ждать, пока звёзды в небесах Дренора займут правильное положение, и он должен был применить скипетр только вместе с остальными артефактами. Орк изнывал от нетерпения и злился. Одурманенный воздействием черепа Гул'дана, он видел образ своего ученика, убеждающий его поскорее выпустить на волю эту великую силу.

Нер'зул открывает порталы

Нер'зул открывает бесчисленные порталы на Дреноре

Кое-как Нер'зул дождался нужного момента и ринулся воплощать свой замысел — самозабвенно и не думая о последствиях. Его не волновало то, что Дренор будет уничтожен, он желала оставить свой след в истории! С помощью скипетра он разрывал ткань реальности, оставлял в ней одну дыру за другой, распускал швы, соединяющие Дренор с физической вселенной. Сломя голову кидаясь в портал, он слышал, как его мир рассыпается у него за спиной.

После разрушения Дренора повелитель демонов Кил'джеден отобрал Скипетр Саргераса у Нер'зула. Наконец артефакт снова вернулся в Легиону, и Кил'джеден намеревался с его помощью захватить Азерот.

Но Кил'джеден был слабее Саргераса. Он не мог открыть портал достаточной мощности даже для своей аватары. Тогда он сговорился с Кель'тасом Солнечным Скитальцем создать врата через Солнечный Колодец, погибший источник силы эльфов крови. Опираясь на разрывающую миры силу скипетра, портал Кель'таса мог пропустить через себя Кил'джедена в его истинном облике.

Но прежде чем повелитель демонов успел ступить в Азерот, вмешалась Анвина, воплощение энергий Солнечного Колодца. Она пожертвовала собой, обрушив всю свою силу на Искусителя и отбросив его назад в Круговерть Пустоты вместе со Скипетром Саргераса.

С тех пор скипетр в Азероте не видели. Хотя это слабое утешение, ведь рано или поздно Легион обязательно предпримет новую попытку проникнуть в Азерот с его помощью. В чьих бы руках он ни был, он представляет колоссальную опасность. Гибель Дренора — свидетельство того, что даже смертные способны сеять с его помощью огромные разрешения.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.