ФЭНДОМ


Neutral 32
Майев Песнь Теней
MaievShadowsongSamwise
Пол Женский
Раса Ночной эльф (Гуманоид)
Уровень 72 Элитный (?? Босс когда НИП в Черном Храме)
Класс
персонажа
Жрица (ранее); Стражи (WC3); Разбойник, Боец, Стражи (WCRPG)
Фракция Пеплоусты-служители, Ночные эльфы, Стражи, Элуна
Деятель-
ность
Тюремщица, охотница за головами, и в конце концов палач Иллидан Ярость Бури
Зона Клеть стражницы, Долина призрачной луны или Черный Храм, Долина призрачной луны
Статус Жива
Родня Джерод Песнь Теней (брат)
Она стала воплощением мести, навсегда привязана к охоте. Я только молюсь, чтобы в своём рвении она не вызвала еще больше хаоса, чем Иллидан
- Малфурион Ярость Бури[1]

Надзирательница Майев Песнь Теней, вместе со своим младшим братом Джародом Песнь Теней, сыграла ключевую роль в битве против Пылающего Легиона во время Войны Древних. В последствии, Майев стала личным тюремщиком Иллидана Ярость Бури, став лидером Стражей. После того, как Иллидан пришел к власти в Запределье, Майев была заключена в тюрьму в Клетке Надзирателя в Долине Призрачной Луны, где Акама и его Пеплоусты-служители стали её тюремщиками.

Майев заключила союз с Акамой, и пробралась в Черный Храм во время нападения Ша'тар, где она присоединилась к Акаме и отважным героям в последней битве против Иллидана. Подогреваемая желанием мести, Майев нанесла смертельный удар, который прервал жизнь Предателя. Однако, вместо наслаждения победой, она с ужасом признала, что с гибелью Иллидана она стала никем.

Биография Править

Война Древних Править

Основная статья: Война Древних

Во времена своей юности Майев нередко охотилась в калимдорских лесах вместе со своей матерью. К началу Войны Древних она уже стала старшей жрицей в рядах Сестёр Элуны, пока её брат Джерод Песнь Теней был капитаном гвардии Сурамара. Их семья была не из благородных кровей, но брат с сестрой добились своего положения только благодаря мастерству и упорному труду.[2] Майев служила в храме Хажири, расположенном на северо-западе Калимдора. Когда в Азерот вторгся Пылающий Легион, Майев, как и другие Сёстры Элуны, взяла в руки оружие и присоединилась к войску Кур'талоса Гребня Ворона. Когда Тиранда стала новой Верховной Жрицей, Майев не одобрила подобного. Она считала, что столь ответственный пост должна занимать более опытная сестра. После похищения Тиранды и смерти её преемницы, Маринды, Майев избрали новой Верховной Жрицей. После долгой разлуки сестра вновь смогла встретиться со своим братом, Джеродом.

Майев не понравилось, что после смерти Кур'талоса войско ночных эльфов возглавил лорд Десдел Звёздные Очи, однако она опасалась выражать открытое неповиновение. Майев убеждала брата предпринять хоть что-нибудь, но он отказался. Когда Десдел завёл свои войска в ловушку и погиб в битве, Джероду пришлось взять командование на себя. Его отчаянные усилия выправили положение и помогли объединённому войску Калимдора избежать полной катастрофы. Майев помогла снять заклятие с Ронина и доблестно сражалась с демонами, но всё равно поприветствовала нового командующего очередной остротой.

После Раскола Майев была в ярости, когда узнала, что Иллидан Ярость Бури атаковал и ранил её брата. Джерод вёл отряд разведчиков на гору Хиджал, где они застали Иллидана за процессом создания Второго Источника Вечности. Возмущённые происходящим, ночные эльфы поспешили схватить предателя. Во время поимки Иллидан использовал тайную магию в попытке сопротивляться, что привело к гибели Лорда Чёрного Леса и многих других Высокорождённых, а так же вызвало у остальных (включая Дат'Ремара Солнечного Скитальца и Джерода) временное помутнение рассудка. После этого Иллидан был немедленно пойман Малфурионом, в то время как только благодаря стараниям Тиранды, Шандрис Оперённой Луны, самой Майев и других жриц, жизни героев были спасены. Майев в ярости взялась за оружие, собираясь пойти и убить пленённого Иллидана, но Тиранда остановила её и напомнила, что Джерод до сих пор жив. Джерод отдал Малфуриону право решать судьбу Иллидана. Прекрасно зная, к чему бы в итоге привели безжалостные планы Иллидана, Малфурион решил разобраться со своим помешавшимся на могуществе братом раз и навсегда. С помощью Кенария, Малфурион запечатал Иллидана в громадной подземной тюрьме, где тот должен был оставаться скованным и беспомощным до конца времён.

Создание СтражейПравить

Хоть она и глубоко уважала Малфуриона, его милосердное решение едва ли удовлетворило Майев. Она предложила следить за Иллиданом, атака которого на своих друзей-ночных эльфов стала последней каплей. Большинство ночных эльфов теперь считали его одинаково как могущественным, так и безрассудным. Они не забыли, как он выбрал служить Саргерасу, и они не верили ему, когда он клялся, что поступил так только для того, чтобы получить силу, необходимую для победы над Легионом. Малфурион согласился, что ночные эльфы не смели оставлять Иллидана на длительный срок без надзора, и поэтому попросил Майев собрать побольше добровольцев из Сестёр Элуны. Вместе, Майев и остальные жрицы будут охранять Иллидана и не дадут ему совершить побег. Повинуясь приказу, Майев создала новую организацию, которая стала известна как Стражи. Как их предводителю, Майев был присвоен ранг Надзирательницы, которым позже она награждала тех, кто доказал свои исключительные боевые навыки, умение выслеживать добычу, и свою стойкость. Когда однажды ночью Джерод исчез, Майев была удивлена и опечалена тем, что он не рассказал ей о своём предстоящем отъезде. В его отсутствие, Стражи стали единственными товарищами Майев. Спустя годы, века, а затем и тысячелетия, она стала воспринимать Стражей как свою семью.[2]

В Warcraft 3: Побег ИллиданаПравить

MaievFTportrait

Портрет Майев

MaievFT

Моделька Майев в Warcraft III: The Frozen Throne.

С тех пор как Иллидан был заключён в тюрьму, главной задачей Стражей оставался надзор за ним. Однако, обязанности Стражей в некотором роде со временем расширились, и теперь стали включать в себя поимку, заключение, и, если нужно, повторную поимку всех опасных преступников.

Эти новые задания периодически уводили Стражей далеко за пределы их дома, где они оставались до тех пор, пока не выследят и не поймают преступника. Незадолго до начала Третьей Войны, Майев покинула подземную тюрьму, чтобы выполнить одно из таких заданий. Когда она вернулась, то обнаружила, что Иллидан пропал, а несколько Стражей были убиты. Последующее расследование привело к шокирующему выводу: Тиранда и её отряды атаковали стражей и освободили Иллидана. Что ещё хуже, Иллидан превратился в демона, подтверждая худшие опасения Майев. Наполненная яростью, Майев собрала от оставшихся Стражей всех, кого могла, и начала охоту за Иллиданом.

Желание мести поглощало Майев, пока она преследовала Иллидана на протяжении его длинного пути к Запределью. Ярость затуманивала её взор, и Иллидану каждый раз удавалось сбежать от неё. Сперва дорога проходила по Калимдору через рыбацкие деревни, разрушенные нагами, до порта Нендис, а затем на Расколотые острова. На этих островах, которые Гул'дан поднял со дна океана, она обнаружила руины, в которых узнала остатки Сурамара - древнего города ночных эльфов. Здесь Майев встретила орка-отшельника по имени Драк'Тул, который в прошлом был одним из чернокнижников клана Бушующего Шторма, который поведал ей, что произошло на этих островах.

Майев вместе со своим отрядом последовала за Иллиданом в подземелье, которое оказалось Гробницей Саргераса. По старым орочьим рунам, оставленным Гул'даном, она поняла, что Предатель стремится заполучить таинственный артефакт, за которым раньше охотился Гул'дан. Иллидан снова опередил своих преследователей и, встретив их в последнем зале, пустил в ход Око Саргераса – тот самый артефакт, обладавший невероятной силой. Все Стражи, включая Наишу, ближайшую соратницу Майев, погибли в обвале, созданном Иллиданом, но сама надзирательница спаслась благодаря своим навыкам.

Понимая, что не сможет справиться в одиночку с многократно возросшей силой Иллидана, Майев отправила вестника в Калимдор, и на зов явились Малфурион и Тиранда вместе с подкреплением. Стражница не особо была рада увидеть жрицу, освободившую Иллидана, но их помощь оказалась как никогда кстати. Иллидан вновь отправился в бега, и на берегу Лордерона Малфурион отделился от них, потому что не мог оставить без внимания плачевное состояние местных лесов.

Майев и Тиранда преследовали Иллидана до озера Лордамер, где встретили Кель'таса, принца эльфов крови, которому помогли сопровождать магический караван из его королевства. Тот согласился помочь им с погоней. Вскоре в битве на переправе Тиранда упала в реку вместе с обломками моста, и Майев потребовала, чтобы погоня за Иллиданом продолжалась без неё. Она нашла Малфуриона и солгала ему, что Тиранда погибла. Как и надеялась Майев, взбешенный друид возглавил атаку против своего брата, и им удалось прервать ритуал, который проводился с Оком Саргераса. Впрочем, Кель'тас вскоре сообщил Малфуриону, что Тиранда просто упала в реку и вполне могла выжить.

Малфурион, разозлившись на Майев за ложь, объединился с Иллиданом и отправился на поиски своей возлюбленной. Они подоспели как раз вовремя и спасли жрицу, которая из последних сил сдерживала атаки нежити. Малфурион и Тиранда позволили Иллидану уйти, и он открыл портал в Запределье, в котором и скрылся. Майев и Стражи, догнавшие Малфуриона, прошли через этот портал и продолжили преследование. Иллидан, лишившийся поддержки своих союзников, стал легкой добычей для Стражей. Майев была ослеплена жаждой мести и не заметила ловушку. Во время сопровождения клети с Иллиданом в лагерь на неё напали эльфы крови и наги, ведомые Кель'тасом и леди Вайш. Они смогли освободить Иллидана из плена.

Burning Crusade Править

ЗапредельеПравить

Bc icon Эта секция содержит эксклюзивную информацию для The Burning Crusade.
Akama's Promise

Обещание Акамы.

Поскольку Иллидан обладал теперь значительным войском эльфов крови и наг, Майев вместе с оставшимися соратниками была вынуждена сбежать. Спустя некоторое время после того, как Иллидан предпринял попытку уничтожить Короля-Лича, с Майев связался Акама, служивший ему и недовольный тем, что сломленные не получили Черный храм обратно после падения Магтеридона. Он понимал, что осквернение храма продолжился под надзором нового повелителя, и вступил с Майев в соглашение о совместной работе. Перед тем, как они разошлись, Акама дал ей зачарованный камень, который можно было использовать для связи.

Пока Акама внимательно следил за действиями Иллидана, Майев искала новых союзников по всему Запределью. К её армии присоединились многие молодые дренеи и сломленные. Послушавшись предложения Арехрона, стражница прибыла в Шаттрат и встретилась с его кузеном Алексиусом. От него Майев узнала о различных фракциях внутри Шаттрата и решила пообщаться с Алдорами и Ша'тар. И те, и другие отказались присоединяться к её армии и воевать против Иллидана, потому что направили все силы против Пылающего Легиона. Майев было известно, что Провидцы хотят поговорить с ней и помочь в битве против Иллидана, но она не могла больше доверять эльфам крови. Она отказалась встретиться с Ворен'талем Провидцем, который возглавлял эту фракцию.

Особождение из клетки Править

Однажды потрясенный Акама пришел к клетке и рассказал Майев о том, что планирует сделать Иллидан – открыть портал на Аргус, используя души из Аукиндона, и расправиться с Кил'джеденом. Майев пыталась убедить и Акаму, и себя, что Иллидан абсолютно безумен. Она предположила, что он хочет получить поддержку демонов с Аргуса или просто сбежать с Запределья. Стражница также искушала Акаму, что сможет вернуть ему Черный храм, если Альянс захватит крепость иллидари. После краткого разговора Акама сообщил, что готов освободить Майев из клети и позволить ей встать на путь мести.

Она была готова к битве и провела месяцы, сберегая силы. Акама спросил, не забыла ли она, как пользоваться оружием, и Майев ответила, что никогда не сможет забыть это. Акама рассказал о причине освобождения: АльянсОрда и войска Шаттрата стояли прямо перед Черным храмом. Сломленный считал, что небольшая и сильная группа могла бы проникнуть внутрь с его помощью, чтобы сразить Иллидана. Хотя Майев и не верила ему, Акама призвал могущественный поток магии и снял заклинания, пленившие её. Майев подумывала о том, чтобы немедленно свернуть Акаме шею, но сдержалась из-за отсутствия оружия, его силы и стражей, которых он мог позвать.

Вернув ей доспехи, Акама чуть помедлил с передачей серповидного клинка, который был обычным оружием стражницы. Он объяснил, что понимает её желание напасть на него и отомстить за пленение, но только он теперь мог привести её к Иллидану и рискует всем. В конце концов Акаме удалось убедить Майев, и он вернул ей оружие. Стражница заявила, что заставит Иллидана предстать пред лицом справедливости.

Осада Черного Храма Править

Осада Черного Храма

Черный Храм

Майев стояла рядом с Акамой и героями Азерота, ожидая, пока начнется сражение, которое станет прикрытием для проникновения в Черный храм. Она видела объединенные силы Провидцев и Алдоров и чувствовала, как наару плечет защитные заклинания. Это заставило её испытать злобу: фракции Шаттрата отказались сражаться против Иллидана раньше. Если бы они встали на её сторону, то армия Майев, возможно, не была бы уничтожена.

Наконец началась битва, и стражница, которая провела в плену месяцы, начала сражаться против демонов и иллидари. Она была практически неуязвима из-за своих доспехов и защитной магии наару. Уничтожая противника, она благодарила Элуну за помощь и мгновенно переносилась к следующему. Но защитники Черного храма сумели открыть портал, через который получали подкрепление. Майев была окружена демонами и услышала, как Акама отдал героям приказ войти в Черный храм. Ей пришлось разбираться с врагами и порталом самостоятельно.

Стоя на горе трупов, она ощутила потоки знакомой энергии, исходящие из храма, и поняла, что Иллидан открывает новый портал. Майев вновь предположила, что он вызывает демонов и пытается сбежать. Она не могла позволить этому случиться и поторопилась вслед за Акамой и героями, попавшими в храм через канализацию. Майев достигла тренировочной площадки, где и столкнулась с Ванделом – охотником на демонов, спешившим на зов Иллидана. Она заявила, что убьет порождение демонов, и приготовилась нанести свой коронный удар, но Вандел смог уклониться. Он не желал сражаться.

Вандел попытался объяснить ей, что они сражаются против общего врага – Пылающего Легиона. Ему не хотелось драться с другим ночным эльфом. Майев отказалась верить ему и желала уничтожить очередного слугу Иллидана, но дабы не тратить драгоценное время она решила его выслушать. Он звучал довольно убедительно и не пытался навредить ей, пока наконец не явил ей своё истинное лицо. После тяжелой битвы Майев одержала победу и продолжила поиски Иллидана. Во время бега по Черному храму она видела Пеплоустов, которые не пытались навредить ей и прекрасно знали, кто она такая. Один из них рассказал, что Акама проник ещё дальше в храм и пытается остановить Предателя. Майев ответила, что собирается найти его и помочь.

Падение Предателя Править

Она шла по следу разрушений, который оставляли Акама и его союзники. Где-то над собой Майев почувствовала высвобождение потоков энергией, принадлежавших Иллидану, и поняла, что битва началась без неё. Она поторопилась, молясь Элуне, что успеет прибыть туда до смерти Предателя. Наконец стражница достигла вершины храма и узрела битву. Иллидан был всё ещё жив, хоть и ослаб. Герои Азерота не избежали потерь, но продолжали сражаться с ним.

Quest The Fall of the Betrayer TCG

Падение Предателя

Майев вышла вперед с жестокой улыбкой и заявила, что между ней и Иллиданом есть незавершенное дело. Она была рада, что долгая охота наконец закончилась и что сегодня свершится справедливость. Иллидан был поражен, увидев стражницу, и быстро понял, что в её освобождении виноват Акама. Оружия Майев и Иллидана так быстро замелькали в воздухе, что за ними нельзя было уследить глазами. Стражница нейтрализовала всю магию, которую пытался использовать против неё Предатель. Она хотела, чтобы союзники Акамы остановились и позволили ей одной сразить своего давнего врага.

Наконец её серповидный клинок достиг цели и прошёл сквозь ребра Иллидана. Она встретилась с ним глазами и сказала, что всё закончилось. Он повержен. Прежде чем умереть, Иллидан ответил, что охотница не представляет из себя ничего без охоты и что Майев – ничто без него. Когда Предатель умер, Майев внимательно осмотрела его останки, чтобы убедиться, что он действительно мёртв. Она ожидала момента триумфа или хоть какого-то удовольствия, но ничего не почувствовала. Глядя на труп Иллидана, она думала над тем, что потратила тысячелетия своей жизни на это, и даже засомневалась в том, а стоило ли всё это потраченных сил?

Майев задумалась над последними словами Иллидана, подозревая, что они содержали какое-то проклятье, и даже проверила сеть защитных заклинаний. Тогда тогда она осознала, что в его словах не было никакой магии, а одна лишь истина. Она посвятила свою жизнь охоте за Предателем и теперь чувствовала себя пустым местом. Майев тихо сказала, что не чувствует ничего, и поглядела на союзников, которые помогли ей уничтожить Иллидана. В момент, близкий к безумию, она даже подумывала уничтожить их за то, что они могли повлиять на её триумф своим присутствием. Стражница попрощалась с героями и ушла с площадки на вершине храма. Акама с облегчением проводил её взглядом.

Она вернулась вместе с соратниками, чтобы заковать останки Иллидана в особый кристалл, который не позволил бы его душе освободиться. Она желала, чтобы его темная, измученная душа вечно страдала в Казематах Стражей на Азероте. Когда охотники на демонов внезапно появились из портала, открытого с Мардума, они попытались отомстить Стражам за смерть своего господина, но также были захвачены и помещены в Казематы Стражей. Майев поклялась, что никогда не допустит, чтобы затронутые Скверной охотники на демонов разгуливали на свободе.

Возвращение в Дарнас Править

Основная статья: Волчье Сердце
WoW-novel-logo-16x62 Эта секция содержит эксклюзивную информацию для романов или коротких историй о Wacraft.

Майев пыталась обрести новый смысл жизни и вернулась из Запределья в Дарнас, чтобы воссоединиться со своим народом после долгих лет отсутствия. Несмотря на то, что из-за неё Тиранда была оставлена в смертельной опасности во время похода по Лордерону, Маейв позволили войти в столицу ночных эльфов, чтобы начать обучение нового поколения Стражей. Некоторые из них относились к ней с небывалым фанатизмом, поддерживая поступки, которые Майев пришлось совершить в прошлом. Когда Малфурион и Тиранда позволили воргенам Гилнеаса и Высокорожденным поселиться в Дарнасе, Майев была возмущена, но не показывала этого. Она презирала Высокорожденных со времен Войны Древних и считала, что другие народы Альянса лишь вмешивают ночных эльфов в свои проблемы.

Вскоре в общество ночных эльфов вернулся и её брат, Джарод Песнь Теней, который десять тысяч лет провёл в добровольном изгнании. Майев стыдилась своего брата, избравшего жизнь простолюдина, хотя он мог бы стать величайшим правителем ночных эльфов. Она считала, что он отказался исполнить долг перед своим народом, когда предпочёл уединение. Воссоединение брата и сестры прошло прохладно, но в конце концов Майев смягчилась по отношению к Джароду, когда он рассказал, что уважает её за трудный выбор, который ей пришлось совершить для исполнения своих обязанностей Стража. Майев почувствовал гордость за своего брата и решила, что сможет манипулировать им для достижения собственных целей.

Тера'дрин, один из магов Высокорожденных, был убит, и его тело обнаружили на тренировочных площадках Стражей. Майев сделала предложение Малфуриону и Тиранде, что она лично займется расследованием этого дела и найдет убийцу во имя правосудия. Правители ночных эльфов согласились доверить ей расследование. Однако, ответственность за убийства Высокорожденных несла сама Майев, которая решила сперва уничтожить всех магов и их лидеров, а затем и Малфуриона Ярость Бури. Майев считала, что вина Малфуриона состоит в том же высокомерии, которое проявил его близнец Иллидан. Малфурион решил избрать судьбу своего народа самостоятельно и не позволил вернуться их бессмертию из-за неполного благословения Тельдрассила. Она также презирала верховного друида за прощение Высокорожденных и возвращение их в общество ночных эльфов.

Считается, что Майев впала в безумие из-за долгих лет полной преданности своему долгу и пыток, которые обрушились на неё после пленения Иллиданом. Её охватила мания величия, из-за которой тюремщица решила, что только она может добиться справедливости и наказать всех, кого считает виновными. Тот факт, что ей удавалось скрывать подобное безумие, доказывает её невероятные способности к маскировке и выживанию.

Позже Джарод освободил Малфуриона из плена, в которой друид попал из-за его сестры, и присоединился к нему в битвах против Майев и Стражей, которые оставались верными ей. Джароду удалось отвлечь сестру, когда Малфурион спасал Высокорожденных, попавших в смертельную ловушку. Ночной эльф не смог убить собственную сестру и только лишил её сознания. Высокорожденные оказались в безопасности, а большая часть новых Стражей погибли. Майев удалось скрыться, и она поклялась, что станет той, кто вернет ночным эльфам былое величие.

Warlords of Draenor Править

Гробница Саргераса Править

WoD-Logo-Small Эта секция содержит эксклюзивную информацию для Warlords of Draenor.
Несмотря на всё, что случилось в Дарнасе, Майев сохранила свой статус командира над подразделением Стражей, расположенным на Расколотых островах. Она была заинтересована в защите Азерота и, узнав о новой угрозе со стороны альтернативного Дренора, отправила Кордану Оскверненную Песнь на помощь верховному магу Кадгару. Кордана регулярно отправлял Майев отчеты, в которых описывала происходящее и жаловалась на безрассудного, надменного, небрежного и своевольного Кадгара. Спустя несколько месяцев она перешла на сторону Пылающего Легиона и стала соратницей Гул'дана с альтернативного Дренора. Как-то раз в разговоре с новым союзником Кордана упомянула, что если Майев узнает о её предательстве, то ей останется только молиться о такой же легкой смерти, как у Иллидана.

Когда этот Гул'дан попал на Азерот и направлялся по Расколотым островам к Гробнице Саргераса, он заметил Майев вместе с другими Стражами. Чернокнижник собирался напасть на них и уничтожить, но голос Кил'джедена, звучавший в его голове, приказал спрятаться. Над плато раздалось карканье, и ворон, спустившись вниз, превратился в Кадгара, который направился к Стражам уверенным шагом. Майев отнеслась к нему холодно, хотя Кадгар, почувствовав присутствие порчи, отправил магических элементалей прочесывать берега в поисках Гул'дана. Но чернокнижник успел скрыться, подчиняясь указаниям Кил'джедена.

Гробница Саргераса после открытия портала Кадгар рассказал Майев о том, что Гул'дан прибыл на Азерот, но стражница сперва хотела обсудить провал мага на Дреноре. Кордана была преданной и отважной сестрой Стражей, которая многократко проявила себя в прошлом. Но всего за несколько месяцев вместе с Кадгаром она перешла на сторону Пылающего Легиона. Командир Стражей рассказала о том, что Кордана писала в своих посланиях о верховном маге. Хотя Майев готова была предположить, что Кадгар изменился за прошедшие годы, ей хорошо был знаком человек, которого описывали письма.

Верховный маг не собирался говорить о прошлых ошибках, включая ошибки Майев. Он поведал, что Гул'дан украл корабль и сжег каждого, кто был на борту. Чернокнижник не знал, как попасть на Расколотые острова, и его кто-то вёл. Майев пожала плечами: на Расколотых островах оставалась Гробница Саргераса, но она была пустой после Нер'зула и Иллидана. Кадгар, не согласившись, объяснил, что хозяева Гул'дана желают открыть путь в Азерот.

Гулдан в Гробнице

Гул`дан возле Гробницы Саргераса.

Кадгар попросил Майев и её соратниц помочь ему остановить чернокнижника. Однако Майев ответила отказом, послав всех Стражей на защиту Каземата Предателя, где содержались останки Иллидана Ярости Бури, а также высказала своё мнение по поводу мага, по большей часте говоря, что любая помощь ему будет пустой тратой сил. Раз Гробница Саргераса пуста, ведь вся сила, которая когда-то находилась здесь, теперь таится в останках Иллидана, Майев более не видет смысла в сотрудничестве с Кадгаром и уходит в Казематы Стражей.

Кадгар отправился в Гробницу Саргераса, где столкнулся с Гул'даном. Но благодаря новым силам, приобритенным от Легиона, чернокнижник сумел уничтожить печати, защищавшие гробницу, и вышвырнуть Кадгара наружу. Теперь между ним и Гул'даном был завал на разбор которого ушло бы много дней. Внезапно появившаяся Майев всё же решила помочь магу и они вместе вошли через восточный туннель гробницы, откуда стражница повела своего напарника в центральный зал.

Майев и Кадгар вновь встретили Гул'дана и вступили в неравную битву, постоянно защищая друг друга. Несколько раз серповидный клинок Майев едва не задел горло чернокнижника. Как и Кадгар, она была готова умереть за спасение Азерота. Именно их упрямое сопротивление заставило Гул'дана отдать все силы на сотворение портала для Пылающего Легиона. Увидев войско огромных размеров, два воителя побежали через туннели гробницы. Стены вокруг них осыпались и падали. Когда они выбрались, Майев сообщила, что возвращается в Казематы Стражей.

Legion Править

Legion-логотип-маленький Эта секция содержит эксклюзивную информацию для Legion.
При помощи предательницы Корданы войска Легиона, ведомые Гул'даном, проникли в Казематы Стражей. Майев быстро поняла, что у неё не осталось иного выбора, и решила освободить охотников на демонов из пленения. В конце концов, они прекрасно справлялись с уничтожением демонов и могли бы помочь с защитой Казематов и Азерота. Она освободила одного из командиров, который, в свою очередь, открыл камеры Алтруиса Страдальца, Кайна Ярости Солнца и прочих иллидари. Когда охотники на демонов восстановили силы, они вместе с Майев направляются к Каземату Предателя, где содержались останки Иллидана. Здесь Майев увидела Гул'дана и Кордану, которые захватили тело и скрылись через портал, призвав демонов на защиту. Майев не желала отпускать их и прыгнула в портал, созданный ими. Она немедленно попала в плен к Легиону.
Майев без брони

Майев без своей брони.

Майев без доспехов и шлема доставили в Крепость Черной Ладьи, ставшую одним из оплотов Легиона, и в течение нескольких недель пытали её. Стражница отказывалась сообщать какую-либо информацию и терпела пытки. Другие Стражи искали свою предводительницу по всем Расколотым островам, и к поискам присоединился Джерод Песнь Теней. Герою, который помогал ему, Джерод рассказал, как в начале Катаклизма Майев губила невинных, надеясь разорвать связи ночных эльфов с Альянсом. Джерод тогда не смог убить сестру и долгое время считал, что любовь к ней была слабостью, не позволившей ему исполнить свой долг. К настоящему времени он обдумал всё произошедшее и решил, что Майев никогда бы не совершила подобных преступлений, не попав под влияние какой-то злой силы. Джерод должен был разобраться во всём, но предположил самое худшее. Теперь он получил шанс спасти сестру и всё исправить.

Крепость Черной Ладьи Править

У деревни Браденсбрук, расположенной на западе Валь'шары недалеко от Крепости Черного Ладьи, Джерод получил перчатку, которая была сняла с тела одной из воскресших эльфиек. На этом кольце был выгравирован герб Стражей, и Джерод знал, что оно принадлежало его сестре. Майев никогда бы не отдала его добровольно. Теперь Джерод и герой знали, что её держат в Крепости Черной Ладьи. Проникнув туда, они обнаружили, что останки лорда Кур'талоса Гребня Ворона исчезли. Как и остальные жители крепости, он был воскрешен Легионом и погружен в вечный кошмар, в котором заново проживал Войну Древних и считал окружающих демонами.

В Крепости Черной Ладьи было найдено несколько следов пребывания Майев: записка демонов про её стойкость и глефа, принадлежавшая Стражу. Джерод выяснил, что сестру держат в темнице и вмете с героем завладел ключом. Майев находилась в дальней камере. Её тело было изуродовано шрамами. Она выглядела изможденной, но была полна решимости и пообещала, что за её освобождением последует кровавая резня, в которой демоны будут уничтожены. Герой вернул Майев её оружие и доспехи. Она и не надеялась, что её спасёт кто-то из Альянса или Орды. Она была удивлена, что Джерод желал помочь ей после всего, что случилось в Дарнасе. Но брат попросил её не вспоминать о прошлом. Вдвоем они пробрались через тюрьмы и уничтожили воскрешенного Десдела Звездного Глаза, командовавшего тюремщиками. Майев объяснила, что Десдел не видит, с кем сражается на самом деле. Через стоки они вместе с Джеродом и героем выбрались наружу. Майев поблагодарила нового союзника за помощь и заявила, что займется планированием операции по вторжению в Крепость Черной Ладьи, чтобы расправиться с Кур'талосом.

Личные качества Править

Maiev is a driven, austere individual. She both fears and despises arcane magic, and shows her derision openly to its practitioners. Aloof and silent, Maiev is always concerned with her duties or latest assignment. She does not care for the company of others; she refuses to let interpersonal relationships interfere with her cause. Maiev moves with fluid, deadly grace. Her voice is velvet-covered steel. Maiev is cold; her only warmth comes from her rage when she thinks of the Legion’s destruction and Illidan’s horrible treason. Hers is an achingly lonely existence.[3]

Maiev sees things very much in black and white, and in recent years, lost belief in the concepts of rehabilitation or redemption that she was trained to uphold in Elune's name. She is unwilling to forgive any association that is tied to the Legion or brings harm to others, whether a large one such as Illidan's ultimately siding with Azshara and causing the deaths of millions of life-forms or a comparatively small one such as Drak'Thul's presence during the raising of the Tomb of Sargeras, leading to the deaths of many orcs.

Maiev is loyal to her comrades and determined to ensure they come to no harm. Her fury at Illidan was originally motivated by her disapproval of his actions with Azshara and the fact that he nearly killed Jarod. Later, she is driven to blind hatred after his murder of Naisha and the other Watchers.

By tracing her personality first as a priestess, then as a warden, and finally as vengeance, we can see how she came to hate Illidan in particular. Her election as Illidan's jailor really meant that she became as much a prisoner as he; they merely occupied opposite sides of the bars. Given that, her resentment and rage towards Illidan is easy to understand.

Her first motivation was to punish Illidan for his transgression (which a Kaldorei tribunal sentenced him to, not she), then to stop him from killing anyone else, and finally, pure vengeance.

В бою Править

Maiev prefers to strike vulnerable targets from surprise, often sending her forces to distract the enemy while she uses her blink ability to appear behind them. She throws a slicing torrent against lesser opponents, or uses her Fan of Knives if surrounded. If facing her quarry, she uses the umbra crescents greater shadow strike ability before moving in to attack. After one strike, she blinks away and casts hold person. If the target succumbs to the spell, she moves forward quickly to finish him off or secure the captive. If he resists hold person, Maiev activates her weapon's quickened shadow strike abilities to assail her target at range. If the enemy still stands, she uses her own lesser shadow strike ability and charges into melee, where she wields her umbra crescent with two hands. If pressed, Maiev flees via blink, greater invisibility, and expeditious retreat.[3]

Запоминающиеся цитатыПравить

  • “Blood elves and naga! Your bastard races are an affront to everything the night elves stand for!”
  • Illidan has grown powerful - of that there is no doubt. He consumed the energies of the Skull of Gul'dan. Now he is neither night elf nor demon – but something more.”
  • “Naga? Many craven races have tempted our wrath over the centuries. None have survived!”
  • “Illidan has much to answer for. He'll wish he were still chained in his cell when I get through with him.”
  • “I am the hand of justice, Illidan. Long ago, I swore an oath to keep you chained... and by all the Gods – I shall!”
  • “Illidan Stormrage, for recklessly endangering countless lives and threatening the very balance of the world, I hereby sentence you to death!”
  • “Their fury pales before mine, Illidan. We have some unsettled business between us.”
  • He is right. I feel nothing. I am...nothing.”
  • “Where’s Illidan?”[4]
  • "My long hunt is finally over. Today, justice will be done!"[5]
  • "Take this as my promise to you that when the time comes and you face Illidan, I will be on your side."[6]

Мелочи Править

  • Maiev is voiced by the actress Debi Mae West in both Warcraft III: The Frozen Throne and World of Warcraft: The Burning Crusade.
  • Maiev is briefly mentioned after the defeat of the ghost of Telarius Voidstrider. Telarius was a very powerful demon hunter, but he was slain during a confrontation with Maeiv many years ago.
  • There was a shrine in Azshara known as Shadowsong Shrine. It is not clear what relation, if any, this had to the Shadowsong siblings.
  • It has been hinted that Maeiv's appearance and, to some degree, personality has been inspired by the comicbook character "Judge Dredd".
  • When The Burning Crusade was originally released, Maiev's model was the same as a Blood Elf female model but with her own unique armour. When Patch 2.1.0 was released, her model was updated with unique animations.
  • Perhaps ironically, the name Shadowsong is one of the random demon hunter names from Warcraft III.
  • Maiev has never been seen unmasked in any Warcraft game or in any official artwork until World of Warcraft: Legion expansion, where we can see her without her armor in one of the quests.
  • Starting with Cataclysm, Maiev is featured with Akama on the loading screen for Outland.
  • Maiev may not be the most balanced individual on Azeroth, but she does understand the value of intimidating her enemies.[7]
  • Maiev Shadowsong's Silver Coin can be fished from the Dalaran Fountain.

Галерея Править

Изображения Править

ВидеоПравить

Ссылки Править

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.